«Нигде не схалявили»: Боброва-Соловьев о разочаровании и допинг-пробе Загитовой

«Нигде не схалявили»: Боброва-Соловьев о разочаровании и допинг-пробе Загитовой

Тарасова считает, что у наших фигуристов могла быть бронза

«Нигде не схалявили»: Боброва-Соловьев о разочаровании и допинг-пробе Загитовой
фото: AP

Допинг-офицеры – всегда под боком. Пришли к девчонке на тренировку. Кровь взяли – не хватило. Решили еще и мочу затребовать. А девочка разволновалась… А выпитая вода не помогла… А тренировка сорвалась… А выступать – как? (Фигуристки выступят с короткой программой в среду: Евгения Медведева, за ней – Сатоко Мияхара, Кэтлин Осмонд, Алина Загитова, Каролина Костнер, Мария Сотскова.)

Эта девочка – член олимпийской сборной. Это спортсменка, знакомая с правилами проведения допинг-процедур. И приехали к ней офицеры между тренировками. И две пробы – это нормально. И сдать она требуемое могла даже после вечерней тренировки. Стоял бы допинг-офицер у бортика, поедал ее глазами и поджидал, как того и требуют правила.

«За мной прямо сейчас допинговый офицер идет, пришел после того, как я со льда вышла, — сказала Катя Боброва, появившись перед журналистами после окончания танцевальной программы на Олимпийских играх. — Но это абсолютно нормально, пробы берут у всех, просто к русским — особое внимание. Все вот обсуждают, что Загитовой сорвали тренировку, так и у нас итальянцам сорвали тренировку. Пусть берут пробы, это нормально, пусть берут много, главное, чтобы потом ни к чему нельзя было придраться».

Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев стали пятыми. Как и в Сочи четыре года назад. Между этими местами – целая жизнь. С преодолением себя и обстоятельств. Были травмы, было отстранение за пресловутый мельдоний. Ассоциативно именно Боброву спросили, что она думает о скандале с Крушельницким. Ей пришлось пожать плечами и дипломатично ответить: сосредоточены были на себе, готовились к выступлению.

Боброва скажет, что разочарования от пятого места, наверное, все же больше было в Сочи. «Там все так близко маячило, так реально, но мы сделали в Пхенчхане все, что могли».

«Это правда, — подтвердит Дмитрий Соловьев. – Еще в начале сезона я пообещал себе: отдам все силы и здоровье, буду готовиться не покладая рук, чтобы на Олимпиаде занять призовое место. Мы работали, старались, нигде не схалявили… Сделали все, что могли, но в призы, к сожалению, не попали. Это ужасно обидно, потому что каждый спортсмен работает для побед, но чувства сожаления нет».

Они не лукавили. Но в это утро, наверное, было все же на льду еще и коллективное чувство сожаления, которое объединяло и зрителей, и специалистов. Для всеобщего удовлетворения нужны были два комплекта золотых наград! Канадцы или французы, французы или канадцы? Вопрос стоял именно так и ответа на него не было. Пока в ход не вступили цифры. Золото Олимпийских Игр Пхенчхана – у Тессы Вирчу и Скотта Мойра. Французские небожители Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон – вторые.

Плакали французы, конечно, плакали. И канадцы не сдерживали себя. Пять олимпийских наград! Три золота (командное в Пхенчхане еще) два серебра! Самые титулованные теперь фигуристы.

Французы столь изысканны и неповторимы, что очень многие заранее отдавали золотую медаль им. Таких, как они, еще не было. А Вирчу и Мойр – уже вроде как были. Сами и были когда-то — такими же, неповторимыми, заставляющими сглатывать слюну восхищения тренеров всего мира. Нынче обе пары – в отрыве от остальных. «Старенькие» и «новенькие». Такие разные и фантастические. Заставляющие недоумевать: а дальше-то – что?

Мари-Франс Дюбрей, тренер обеих пар, смотрела на баллы канадцев за произвольный танец: 122,40. Почти на балл меньше, чем у французов, установивших мировой рекорд. Вряд ли тренеру это было важно — мировой рекорд канадцев в короткой программе (83,67), превышение ими же только что установленного Габриэлой и Гийомом рекорда по сумме двух программ… Мне кажется, в это утро даже тренерский штаб обеих пар разрывало от общих эмоций: нельзя небожителей судить как рядовых льда.

«Я видела, как они прибавляют с каждым днем, — почти шепчет уже Татьяна Тарасова. – Но все равно казалось, что божественных французов обыграть невозможно. Но с первых секунд программы было видно, как канадцы не отдают ни одной сотой балла, а набирают и набирают». И пожалеет: «Почему Катя с Димой не поменяли с самого начала сезона короткий танец? При таком потрясающем произвольном, они могли быть здесь с бронзой».

Все, оказывается, возможно — это покажет лед Пхенчхана. Найдутся, конечно, люди, которые будут говорить, что французы проиграли из-за конфуза партнерши с платьем в короткой программе. Иначе – могли бы создать преимущество или хотя бы сократить до минимума отрыв канадцев.

Смотрите фоторепортаж по теме:

Обнажившая грудь французская фигуристка стала знаменитостью: образы спортсменки

«Нигде не схалявили»: Боброва-Соловьев о разочаровании и допинг-пробе Загитовой

18 фото

Но конфузы и для божественных персон на Олимпийских играх случаются не просто так. Так, значит, должно было быть в Пхенчхане. Наверное, Пападакис и Сизерон проиграли ради будущего танцев. Потому что оно, будущее, все равно выиграло от того, что увидел олимпийский лед.

А Вирчу и Мойр выиграли, потому что… Потому что теперь они, уже один раз простившиеся с фигурным катанием и вернувшиеся за золотом вновь, объявят о том, что уходят? Да, на чемпионат мира этого года олимпийские чемпионы не поедут. Но на пресс-конференции Скотт решил не давать поблажек никому – ни журналистам, ни соперникам. «Следующие Игры? После золота в Ванкувере наш тренер Марина Зуева сказала, что впереди у нас еще две Олимпиады. Как минимум. Я тогда подумал — это самая абсурдная вещь, которую я когда-либо слышал. И вот — третья Олимпиада, и мы чемпионы. Я подожду с заявлениями…»

Олимпиада 2018. Хроника событий

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

два × 4 =